Art Banking Club
ПРОЕКТЫ / PROJECT ХУДОЖНИКИ / ARTISTS НОВОСТИ / NEWS EDUCATION / ЛЕКЦИИ

Ватагин Николай Евгеньевич
Родился в 1959 г. в Москве. Закончил МГХИ имени В.И. Сурикова в 1982 году. Его произведения находятся в ГТГ, российских и зарубежных музеях, частных собраниях в Италии, Австрии...

Nikolai E. Vatagin
Born in Moscow in 1959. Graduated from the Surikov Moscow State Arts Institute in 1982. His works are found in the Tretyakov Gallery, Russian and foreign museums, and private collections in Italy, Austria, etc.

Николай Ватагин - художник в четвертом поколении. Художником была его прабабушка, А.Л.Ржевская, знаменитый анималист В.А. Ватагин - его дед, мама, Ирина Ватагина, - один из лучших современных иконописцев. Как художник он сформировался прежде всего в семье. Своими учителями видит также Сезанна, Рембрандта, Тициана, Веласкеса, но всегда и везде чувствует себя русским, и без России себя мыслить не может: «По убеждениям я консерватор-охранитель. Себя я воспринимаю только в контексте русского, а точнее московского искусства».

Ватагин пишет «пейзажные портреты» дорогой его сердцу Москвы, связывая образ города с храмами. Словно документалист, он строит архитектонику города, видимую им конструктивно. Люди, деревья, опавшие листья, бродячие собаки напоминают фигурки из детской игры, которые передвигаются по доске по воле художника.

Портрет для Николая Ватагина - это потребность глубинного общения с человеком: «чтобы написать портрет, мне необходимо мужчину уважать, а женщиной восхищаться». Художник долго работает, «пытаясь найти более адекватную форму, отбросить все лишнее, довести вещь до знака».

Пластика его образов на холсте в двухмерном пространстве органично привела художника к пространству трехмерному, к портретам в дереве. По признанию самого Ватагина, скульптура ему дается легче, чем живопись, он «чувствует себя настоящим мужчиной, исполняющим нелегкую работу». К цвету в скульптуре художник относится по-живописному. При лаконичном, близком народной городецкой игрушке решении, его герои точны и выразительны: «И. Старженецкая и А. Комелин», «Лев Толстой и поселянка», «Петух».

Статичные, подобно шахматным фигуркам портреты русских писателей не скрыты флером величия. Они очень живые, лубочно-открытые и вызывающие улыбку. Почерк Николая Ватагина, его живописные и пластические вариации в двух- и трехмерном пространстве узнаваемы и индивидуальны - это «состояние души».

«В жизни робкий, в живописи я крайне самоуверен: Искусство для меня - большой единый организм, где всему, что сделано с любовью есть место. Любовь для меня - единственный критерий. Форму я признаю любую. Ценю в искусстве максимальную выраженность идеи, конкретность, сжатость и отработанность формы, напряжение. Все разрушающее красоту мне отвратительно.»

Nikolai Vatagin is a fourth-generation artist. His great-grandmother A.L. Rzhevskaya was an artist, his grandfather V.A. Vatagin was a famous animal painter, and his mother Irina Vatagina is one of the best contemporary icon painters. His artistic development primarily took place in the family. He also calls Cezanne, Rembrandt, Titian and Velazquez his teachers, although he always feels Russian no matter where he goes and cannot imagine himself without Russia. "I'm a conservative by conviction. I can perceive myself only in the context of Russian and, more precisely, Moscow art."

Vatagin paints "landscape portraits" of his beloved Moscow and connects the image of the city with churches. Somewhat like a documentary painter, he constructs the architectonics of the city that he sees in a constructive manner. People, trees, fallen leaves, and stray dogs resemble figures from a children's game that are displaced on the board according to the artist's will.

For Nikolai Vatagin, the portrait meets the need for in-depth communication with a person: "I have to respect a man and be carried away by a woman in order to paint their portrait." Vatagin works for a long time, "trying to find the right form, reject everything that's superfluous, and turn the object into a sign."

His plastic images on two-dimensional canvases led Vatagin to make three-dimensional portraits in wood. According to Vatagin himself, he finds sculpture easier than painting, for it makes him "feel like a real man performing difficult work." He approaches color in sculpture like a painter. Vatagin's laconic manner, somewhat recalling that of Gorodets folk toys, makes his characters precise and expressive ("I. Starzhenetskaya and A. Komelin," "Leo Tolstoi and the Peasant," and "Rooster").


The static portraits of Russian writers, resembling chess pieces, are not covered by a veneer of grandeur. They are very lively and open like characters on Russian folk prints and make one smile. Nikolai Vatagin's style and his painterly and sculptural variations in two and three dimensions are recognizable and highly individual, conveying his soul.

"Although I'm shy in everyday life, I'm extremely self-confident in painting… For me, art is a large, unified organism that can incorporate everything that's done with love. Love is the sole criterion for me. I can accept any form. In art, I value well-formulated ideas, concrete expression, concision and perfection of form, and tension. For me, anything that destroys beauty is abominable."